21 сентября 2017 г.

Во славу сирени



   Во славу советской сирени

   На своем заводе химволокна вчерашний фронтовик организовал коллективный сад и, получив там участок, с упоением занялся новым для себя делом. Выращивал в основном плодовые и вскоре стал заправским садоводом.
  Когда командир отдельного истребительно-противотанкового артдивизиона майор Владимир Давыдович Миронович вернулся домой в Серпухов, его, профессионального "технаря", вдруг неудержимо потянуло к земле. Впрочем, это случилось не с ним одним. Видимо, лишь мать-земля дает человеку исцеление после жестокостей войны, лишь она во всей полноте возвращает ощущение мирной жизни.


   Однажды, уже "в эпоху телевидения", он увидел передачу о замечательном сиреневоде Л. А. Колесникове и так загорелся, что тут же отправился в Москву и разыскал селекционера. Вообще-то Колесников не каждого встречал радушно: разделял многочисленных посетителей на истинных любителей и торгашей, последних - отваживал. А вот Мироновича принял доброжелательно, показал сад, сорта.

   Так началась их дружба, которая длилась до самой смерти Леонида Алексеевича. Учился у него Миронович с азов - выращивания подвоя, техники прививки, правил ухода. У себя в саду первым делом подготовил 20 подвоев из корневых отпрысков (это быстрее, чем из семян). Заокулировал    их сортами, полученными от наставника. Среди них были и старинные лемуановские  и колесниковские.

С годами коллекция серпуховского любителя росла. Своими наблюдениями он постоянно делился с Леонидом Алексеевичем. И однажды тот подарил ему черенки пяти своих новых гибридов, сказав: "Последите за ними. По-моему, у них хорошее будущее". И добавил, указав на одну из веточек: "Если мои ожидания оправдаются, этот сорт я обязательно назову "Пятидесятилетие Октября" (страна готовилась вскоре отметить эту дату).

   В 1967 году Миронович вышел на пенсию. Годы, ранения сделали свое дело. Ухаживать за садом становилось все труднее, пришлось от него отказаться. Вскоре он  переехал в Москву, в район нового комплекса Университета на Ленинских горах, и стал вести размеренную жизнь пенсионера. Хотя, конечно, увлечение сиренью жило в душе, и весной, в пору ее цветения, он нет-нет, да и отправится, бывало, через всю Москву в Останкино, в Главный ботанический сад, чтобы хоть полюбоваться своими любимицами. Там познакомился с научным сотрудником Николаем Леонидовичем Михайловым. Оба бывшие фронтовики и страстные сиреневоды, они быстро нашли общий язык. Да часто ездить в ГБС было далековато.

   И вот как-то раз, гуляя по Ленинским горам, Владимир Давыдович увидел табличку "Ботанический сад МГУ". Сразу подумалось: "А сирень-то здесь есть?" Зашел и увидел лишь несколько случайных переросших кустов даже без указания сорта (почему-то они росли в альпинарии). И неожиданно для себя, позабыв о твердом намерении жить тихо и спокойно (ведь ему уже стукнуло 70!), предложил свою помощь руководству ботсада по созданию настоящего сирингария.  Безо всякой корысти, на общественных началах.

   Ситуация была весьма необычной: научное учреждение и... любитель-опытник. Но неожиданный посетитель столь  убедительно и компетентно излагал свою идею, что и тогдашний директор сада профессор В. С. Новиков, и заведовавшая альпинарием Г. И. Черкасова ему поверили. И не ошиблись.

   Создание коллекции длилось 14 лет. Сегодня здесь насчитывается 150 сортов. Это одно из самых крупных собраний в стране, но его значение выходит за рамки "количества наименований". Вот что рассказывает сам В. Д. Миронович.

   "Обычно экспозиционные сирингарии в ботанических садах закладываются, дабы продемонстрировать  во всем разнообразии красоту данной культуры, сроки ее цветения. В основу организации нашей коллекции была заложена иная идея: собрав самые лучшие сирени, дать широкое и наглядное представление о неоспоримых достоинствах отечественных сортов советского периода в сопоставлении с иностранными. Те и другие высажены раздельно, но на расположенных рядом рабатках, причем представлены  равным количеством наименований по окраскам. В каждую из общепринятых 4 колерных групп включено по 15-18 наших и столько же зарубежных сортов.

   Таким образом студенты и посетители сада могут объективно сравнить, например, всемирно известные  б е л ы е  сирени "М-м Казимир Перье", "М-с Эллен Уиллмотт",  "Монумент", "Флора" с отечественными "Красавица Москва", "Лебедушка", "Мате Эде Упитис", "Память о Колесникове"; г о л у б ы е, л и л о в о-г о л у б ы е   и   л и л о в ы е  "М-м Шарль Суше", "Эмиль Жантиль", "Леон Гамбетта" - с "Аметист-2", "Надежда", "Мечта"; р о з о в ы е   и   л и л о в о-п у р п у р н о-р о з о в ы е   "Бюффон", "Эстер Стейли", "Катерина Хавемейер" - с "Утро Москвы", "Богдан Хмельницкий", "Гортензия";  п у р п у р н ы е   и   ф и о л е т о в ы е  "Кавур", "Людвиг Шпет" - с "Космос", "Красная Москва", "Память о С. М. Кирове".

   Всего экспозиция включает 130 сортов: сорт обыкновенный (по 3 экз.) и 20 межвидовых гибридных из группы Престон (по 4 экз.).

   Достижения советской селекции выглядят весьма убедительно. Недаром "русская сирень", как именуют наши сорта за границей, завоевала там сердца цветоводов наравне с популярной еще с конца прошлого столетия "французской".

   Особая гордость коллекции - колесниковские сирени: их здесь 40 из собранных 65 отечественных сортов. Это лучшая дань памяти выдающегося оригинатора-самородка, лауреата Гос. премии СССР, награжденного (увы, посмертно) международным призом  "Золотая ветка сирени".

   Кроме широко известных его творений есть в сирингарии и новые: те самые 5 перспективных гибридов, которые он когда-то подарил мне в виде черенков. Тогда я сохранил их, размножив на своем участке. А впоследствии, создавая коллекцию на Ленинских горах, передал ботаническому саду. Здесь в питомнике мы вырастили нужное количество экземпляров, представили их сначала экспертной комиссии  ВДНХ СССР, которая высоко их оценила, а затем от имени Л. А Колесникова (посмертно) сдали на госсортоиспытание. Как и мечтал автор, один из гибридов получил название "Пятидесятилетие Октября". Думаю, что Леониду Алексеевичу пришлись бы по душе и остальные: "Защитникам Москвы", "Великая Победа", "Московский Университет", "Дочь Тамара" (в честь Т. Л. Колесниковой, ближайшей помощницы селекционера).

   Как практически собиралась коллекция Ботанического сада МГУ?
   Заложили по всем правилам питомничек, где из семян выращивали стандартный подвой. Сортовой материал подыскивали тщательно и целенаправленно по всему Союзу. Культивары сирени обыкновенной размножали в основном окулировкой,  а Престон-гибриды - зеленым черенкованием.

   Огромную практическую и научную помощь оказывал нам ГБС АН СССР (Н. Л. Михайлов). Зато когда суровой зимой 1978/79 г. останкинская коллекция, состоявшая из взрослых кустов, жестоко пострадала, мы смогли отплатить добром за добро, облегчили и ускорили ее восстановление. Ведь наши растения лучше перенесли морозы: очевидно, сыграли свою роль и более молодой их возраст, и микроклимат участка.

   Взаимный сортообмен был налажен с ботаническими садами Минска (Э. А. Бурова), Киева (В. К. Горб), Лесостепной опытно-селекционной станцией (В. Л. Романова). Со временем и мы стали помогать сортовыми черенками Донецку, Ялте, Воронежу.

   Надо сказать, что в нашем саду охотно шли мне навстречу во всех делах. Сначала, когда требовалась чисто физическая помощь, давали разных рабочих. Но вскоре мое внимание привлек один из них - молодой паренек Женя Пармузин. И я попросил закрепить его за сирингарием. Интуиция не подвела. Помощник мой оказался пытливым, внимательным учеником с душой настоящего садовода. Мы работали с ним бок о бок не один год. И сегодня, когда возраст заставил меня отойти от дел (уже 83 за плечами), душа за университетскую сирень не болит: она в надежных руках. К тому же, мой "наследник" теперь - студент заочного сельхозинститута (ВСХИЗО), и есть все основания надеяться, что вскоре ему будет по плечу и научная работа в коллекции.

   По-моему, мы должны шире пропагандировать  "русскую сирень", а не держать ее лишь в ботанических садах и научных дендрариях.  Почему бы не высадить советские сорта на лучших московских бульварах и скверах или, например, в Александровском саду? И не безымянно, а с табличками, чтобы миллионы жителей и гостей столицы, в том числе иностранные дипломаты, бизнесмены, туристы могли ознакомиться с тем, что по праву составляет  нашу национальную гордость".
           
Т. Френкина
("Цветоводство" 3/88)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...