4 февраля 2017 г.

Белые пятна древнейшей истории

   В жаркий день 15 июня1952 года по крутой, усыпанной щебнем лестнице, ведущей на вершину многоярусной  пирамиды, где находится изящный храм с узорчатым гребнем на крыше, поднялась археологическая экспедиция, возглавляемая мексиканским археологом Альберто  Рус Луилье. В этот день предстояло сделать последний шаг - открыть каменную дверь в гробницу "Храма надписей". Ученые ожидали найти нечто необычное, но то, что они увидели, превзошло все их ожидания.

ЗАТЕРЯННЫЙ ГОРОД

   С вершины храма открывался чудесный вид на древний город Паленке. Древние майя построили его на холмистой равнине, пересеченной многочисленными речками и ручьями. Близость Мексиканского залива и двух крупных водных артерий Центральной Америки - Грихальвы и Усумасинты - делали город центром торговли. Его архитекторы воздвигли красивые пирамиды и храмы, заключили в каменную трубу ручей Отолум, а жрецы, сведущие в математике и астрономии, составили удивительно точный календарь.

   Но внутренние неурядицы и нашествие воинственных племен привели к тому, что город погиб, а его руины на многие годы скрыли непроходимые леса. Город обнаружили и стали изучать более 200 лет назад, но лишь в 1948 году мексиканский археолог Альберто Рус обратил внимание на белокаменную пирамиду, увенчанную храмом. Его  стены были когда-то богато украшены огромными плитами, сплошь покрытыми многочисленными барельефами и иероглифами. Отсюда и возникло его название - "Храм надписей"...



ЧТО СКРЫВАЛ "ХРАМ НАДПИСЕЙ"

   Когда археологи вскрыли дверь, то сразу же поняли: перед ними не обычное культовое строение. Об этом свидетельствовал совершенно нехарактерный для построек майя каменный пол, сложенный из больших плит, одна из которых имела несколько отверстий (скорее всего, предназначавшихся для того, чтобы опустить плиту), заткнутых пробками. О том, что ниже находится другое помещение, говорил и тот факт, что стены зала уходили ниже уровня пола. Подняв плиту и начав раскопки, Рус обнаружил начало туннеля и несколько ведущих вниз ступеней. Далее путь преграждали громадные горы камней и щебня, перемешанного с землей. Разобрав этот завал, археологи уткнулись в каменную стену... За этим препятствием обнаружился новый коридор с еще более труднопроходимыми завалами, который привел к подземной камере. У ее входа на полу лежали скелеты пяти юношей и девушки, очевидно, принесенных в жертву, о чем говорили следы насильственной смерти.
  
   Войти в камеру оказалось не так-то просто - ее закрывал огромный, весом более тонны, треугольный камень... Только четыре года спустя ученый проник внутрь: яркий свет электрического фонарика озарил склеп около 9 метров в длину и 4 - в ширину. Почти на 7 метров уходил вверх высокий сводчатый потолок. Камни стен и свода были вытесаны так умело, что ни один из них за прошедшие столетия не сдвинулся с места.

   "Из густого мрака, - писал позже А. Рус, - неожиданно возникла сказочная картина фантастического неземного мира. Казалось, что это большой волшебный грот, высеченный во льду. Стены его сверкали и переливались, словно снежные кристаллы в лучах солнца. Как бахрома огромного занавеса, висели изящные фестоны сталактитов. А сталагмиты на полу выглядели, словно капли воды на гигантской оплывшей свече. Гробница напоминала заброшенный храм. По ее стенам шествовали скульптурные фигуры из алебастра. Потом мой взор упал на пол. Его почти полностью закрывала огромная, прекрасно сохранившаяся каменная плита с рельефными изображениями".
  
ХОЗЯИН ГРОБНИЦЫ

   Археологов, однако, смутило то, что между плитой и стенками склепа оставался почти метровый зазор. Так что же это, пол или саркофаг? Следовало поднять пятитонную плиту и при этом не повредить тонкую, изящную резьбу, что и было выполнено  со всеми предосторожностями с помощью автомобильных домкратов и бревен. Но под ней оказалась еще одна крышка. Когда в конце концов сняли и ее, то под ней обнаружили покрытый яркой пурпурной краской саркофаг...

   Видимо, в красное покрывало был завернут и умерший - по крайней мере, внутри все тоже сияло алым. На этом фоне особенно четко выделялись желтые кости скелета, усыпанные кольцами и браслетами; на грудной клетке покоились  колье и некий нагрудный знак. Голову украшала диадема. Рядом лежали серьги. Лицо умершего покрывали кусочки пластинок из нефрита и раковины, изображавшие глаза усопшего со зрачками из обсидиана. Позже все это удалось сложить в единое целое и реконструировать погребальную маску. В саркофаге и под ним лежали различные предметы обихода, несколько статуэток и прекрасно выполненные гипсовые головы людей.

   Большой интерес представляла и сама покрытая по бокам полосой иероглифов крышка гробницы, на которой была запечатлена, скорее всего, какая-то символическая сценка. В нижней части изображена страшная маска-череп - большие клыки, огромные пустые глазницы с завитками внутри (так называемый "глаз богов"). На ней, слегка откинувшись, сидит человек в богатой одежде и с украшениями. Тело его обвивают побеги фантастического растения, выходящие из пасти чудища. Он смотрит вверх, на крестообразный предмет, часто встречающийся на рисунках майя, который трактуется учеными как "древо жизни" - стилизованное изображение маиса.

    Альберто Рус трактует эту сложную картину: "Трудно решить, изображает ли эта фигура обобщенный образ человека или это индивидуальное лицо, в честь которого был сооружен весь памятник... Судьба уже вынесла человеку свой приговор. Его должна поглотить земля, на которой он сейчас полулежит. Но, надеясь на бессмертие, он пристально смотрит на крест - символ маиса и, следовательно, самой жизни".

   В своем первом сообщении журналистам о человеке, изображенном на крышке саркофага, Рус писал: "Мы были поражены его ростом, более высоким, чем у среднего индейца-майя сегодняшних дней, и тем, что его зубы не были подпилены или инкрустированы пиритом и нефритом, как это свойственно всем знатным майя... В конце концов мы пришли к выводу, что этот персонаж мог быть и немайяского происхождения, хотя и ясно, что он закончил свою жизнь в ранге одного из правителей...".

ЕГИПТЯНИН, АТЛАНТ, ПРИШЕЛЕЦ?

   Этого заявления оказалось достаточным, чтобы вокруг изображения закипели страсти. Так, например, появилась версия, что кто-то из европейцев пересек Атлантику задолго до Колумба и принес новые знания аборигенам. Эту персону обожествили еще при жизни, и "пришелец" умер правителем, вполне заслужившим чести быть погребенным с такой помпой. "Все было не так, - заявили противники этой версии. - Посмотрите на пирамиды, разве не такие же усыпальницы строили для своих фараонов египтяне? Значит, и в Паленке тоже похоронен человек, прибывший с берегов Нила. А так как при нем были его соратники, то они и устроили погребение по своим правилам. Правда, из-за отсутствия нужных снадобий не забальзамировали его тело".
  
   Но и здесь нашлись оппоненты. Их основной довод заключался в том, что трудно представить себе египтян, пересекающих океан на существовавших в те далекие времена утлых суденышках. Поэтому следует поискать кого-то, кто мог жить поближе, и предложили другой вариант - жителей Атлантиды.

   Но самую скандальную гипотезу выдвинул в 1971 году швейцарский писатель и археолог-любитель Эрих фон Дэникен в своем нашумевшем бестселлере "Воспоминание о будущем". Он так описывает сюжет, изображенный  на каменном барельефе: "Мы видим на нем человека, сидящего наклонившись вперед, в позе жокея или гонщика; в его экипаже любой нынешний ребенок узнает ракету. Она заострена спереди, снабжена странно изогнутыми выступами, похожими на всасывающие дюзы, а потом расширяется и заканчивается языками пламени. Человек, наклонившись вперед, обеими руками манипулирует множеством непонятных контрольных приборов, а левой пяткой нажимает на какую-то педаль... Перед самым лицом у него висит какой-то прибор, и он следит за ним пристально и внимательно.

   Но здесь следует сказать, что в такой расшифровке рельефа из Паленке Эрих фон Дэникен был не первым. Еще в 1968 году писатель Александр Казанцев в журнале "Техника молодежи" изложил ту же самую версию.

   Не успела схлынуть первая волна дискуссий о "доказательстве" посещения космическими пришельцами индейцев майя, как в США на страницах журнала "National Geographic" появилась не менее экстравагантная гипотеза.

   По мнению двух специалистов по культуре майя, Дэвида Келли и Мерла Грина Робертсона, заявивших, что они якобы успешно расшифровали иероглифы в гробнице "Храма надписей", там похоронен Пакаль, один из правителей Паленке, правивший с 615 по 683 год нашей эры и скончавшийся в весьма преклонном возрасте - 80 лет. По их мнению, на крышке гробницы изображен именно он, и даже дают его "портрет". Это был человек карликового роста, страдающий деформацией ног. Причем всеми этими недостатками он обязан практиковавшимся у правителей Паленке кровосмесительным бракам. Келли и Робертсон пошли даже дальше, приводя даже такие пикантные сведения, что Пакаль в первый раз женился сначала на своей матери, а затем на родной сестре.

   И вновь пресса и телевидение разнесли эту версию по миру. Но тут уж за дело взялись ученые, начав новое исследование останков правителя. Повторное изучение скелета подтвердило, что умерший был человек крепкого телосложения, ростом в 1 метр 73 сантиметра, и никаких патологических дефектов у него не имелось. Родился он, согласно расшифрованным иероглифам, в 655 и умер в 694 году. Да звали его вовсе не Пакаль, а, скорее всего, - Вошок Ахав. Антропологи же, собрав из кусочков череп умершего правителя,  доказали, что он был спереди  искусственно деформирован, а зубы - фигурно подпилены, как того требовали каноны майяской красоты.

   Подводя черту под многочисленными дискуссиями, можно сказать, что умерший правитель был типичным индейцем майя. А жаль, "пришелец" так красиво смотрится в уносящей его в далекий космос ракете!

Юрий Коптев
"Тайны ХХ века"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...