9 марта 2016 г.

Древняя цивилизация, расцвет и гибель


Потерянный мир

   Дезертировав из британской армии, Джеймс Левис стал закоренелым бродягой. Как-то ему пришлось скрываться в болотистых лесах провинции Пенджаб под именем Чарльз Мэссон. Там в 1826 году он натолкнулся на руины доисторического города...

Два города - одна культура

   А в 1873 году офицер королевских инженерных войск Александр Каннингхэм, к которому попали записи Мэссона, приступил к раскопкам. Правда, к тому времени от самих развалин почти ничего не осталось - прекрасно обожженный кирпич древнего города уже использовали для строительства дороги. Лучшей находкой оказались три квадратные печати из черного минерала стеатита с изображением горбатого быка в рамке из знаков неизвестной письменности - по мнению Каннингхэма, чужеродного, неиндийского происхождения. Из-за практически полного отсутствия результатов раскопки были прекращены, и о Хараппе (имя городу дали по названию поселка, возле которого он был обнаружен) стали забывать.


   Интерес к Хараппе возродили неожиданные находки, сделанные уже после Первой мировой войны и за 600 км от места ее предполагаемого нахождения - в долине Инда, в местности, называемой Мохеджо-Даро. Там нашли древнюю буддистскую ступу - символическое архитектурное сооружение, предназначенное для хранения реликвий. По форме ступа напоминает колокол, а основу ее составляет насыпной холм, выложенный кирпичами. Итак вот, в нижнем слое этого холма были обнаружены медная пластина с выгравированными изображениями и три печати из стеатита со странными иероглифическими знаками. Тут то и вспомнили о трех печатях, найденных в Хараппе. Позднейшие раскопки доказали, что еще в III тысячелетии до нашей эры в этой части Индии существовало развитое государство, загадка возникновения и исчезновения которого не разгадана до сих пор.

Доисторические удобства

   В крупных городах этого государства - Хараппе и Мохеджо-Даро - отсутствовали грандиозные памятники и храмы, а сами города состояли из двух частей: цитадели, где где располагались административные и религиозные постройки, и нижнего города с жилыми домами.
   Цитадель Мохеджо-Даро стояла на искусственном прямоугольном кирпичном возвышении размером 400х200 м  высотой... 12 метров! Главными общественными зданиями на территории цитадели были: большая купальня, зернохранилище, колледж и зал заседаний.


   По оценке ученых, в Мохеджо-Даро жило 45-50 тысяч жителей (в Хараппе - до 80 тысяч). Главные улицы проходили с севера на юг, а их ширина достигала 10 метров. С более узкими улочками они пересекались под прямым углом. Все сточные канавы закрывались специальными кирпичными щитами. Вдоль улиц располагались также общественные колодцы - круглые, диаметром около метра. Их насчитали 600. Дома были сложены из обожженного кирпича высокого качества и возвышались над фундаментом не меньше чем на два этажа. На первом этаже окон не было. Входили в дом с боковой улицы, попадали во внутренний дворик, по краям которого располагались хозяйственные постройки.
   Все жилища имели удобства, какие и теперь увидишь не в каждом доме: комнаты для омовений, туалеты, надежную систему удаления использованной воды, резервуары и колодцы со свежей водой. Спальные комнаты были снабжены вентиляцией. В каждом доме имелся уютный внутренний дворик. И все это не было результатом длительного эволюционного процесса, а появилось внезапно в начале III тысячелетия до н.э. Мало того, изучив девять слоев построек в Мохеджо-Даро, археологи пришли к выводу, что планировка города совершенно не изменялась по меньшей мере полтысячи лет! Во всем - выверенность и логика. Царство точного расчета: нет ни роскошных палат, ни беспорядочной трущобной застройки, ни свалок... И даже кирпичи по всей стране имели одинаковую форму и размеры с соотношением сторон 4:2:1.

Безмятежность совершенства

   Глина, недостатка в которой не было на берегах Инда, дала жизнь не только кирпичам, но и гончарному делу. На гончарном круге изготавливали посуду, глиняные канализационные трубы, колеса, пряслица для веретен и даже браслеты. Металлургия в этих городах также была отлично развита, что видно по найденным искусным изделиям из меди и бронзы. Кстати, при раскопках практически не было обнаружено боевого холодного оружия. Особенности географического положения обеспечивали стране по тем временам полную безопасность от нападения внешних врагоу, а самих жителей чужие земли, видимо, не прельщали.
   Защитой же от паводков служили системы водоснабжения и канализации, которые своим техническим уровнем превосходили древнеримские. И вместо вредоносного свинца, который применяли римляне в канализационной системе, жители Хараппы и Мохеджо-Даро использовали совершенно безвредную керамику.
  
Собирательный портрет

   Еще один сюрприз: в благоустроенном  Мохеджо-Даро не оказалось такого необходимого места, как... городское кладбище! Зато в Хараппе их обнаружили сразу два... Из почти шести десятков вскрытых захоронений только в одном останки находились в деревянном гробу. Остальные пребывали в выложенных из сырцового кирпича гробницах.
   Судя по останкам, часть населения составляли люди средиземноморского  типа - с удлиненной формой черепа и узкими носами. Находили и останки протоавстралийцев, родственных австралийским аборигенам, - с плоскими носами и толстыми губами. Хараппцы носили длинные волосы, женщины заплетали косы и укладывали их в сложные прически, мужчины отпускали длинные бороды.

Непрочитанные письмена


   Судя по всему, очень многие граждане Хараппы и Мохеджо-Даро имели личную резную печать из мягкого камня стеатита. На печатях изображались божества в человеческом  или зверином облике, сцены из священных преданий. Таких печатей найдено было более двух тысяч. Они представляют собой интерес, поскольку на многих из них, кроме рисунков, имеются надписи, сделанные своеобразным иероглифическим письмом. Такого же рода надписи имеются на некоторых металлических предметах. Эти образцы древнейшего индийского письма наиболее похожи на раннюю письменность шумеров и других древнейших народов, однако убедительной их расшифровки нет до сих пор.

Календарь и земледелие

   Жители государства, которому принадлежали и Хараппа и Мохеджо-Даро, делили земледельческий год на шесть сезонов. Если их соотнести с нашим календарем, получится такая картина:
- июль-август - время влажного юго-западного муссона;
- сентябрь-октябрь - время умеренного тепла и созревания плодов;
- ноябрь-декабрь - время жатвы;
- январь-февраль - зима, самое холодное время;
- март-апрель - весна;
- май-июнь - лето, засушливое время.
   Поскольку Мохеджо-Даро расположен на тех же географических широтах, что и Мемфис, жрецы Мохеджо-Даро начало аграрного года увязывали с движением Сириуса - главным "маяком"  египтян.
   Надо сказать, что жители Хараппы иМохеджо-Даро были первыми в истории, кто научился возделывать хлопчатник и одомашнил слонов. Разведение домашних кур - тоже, вероятнее всего, их ноу-хау. Именно отсюда диковинные пестрые птицы, пением предвещающие солнечный восход, попали в Древний Египет и распространились по всему Древнему миру.

Исчезновение

   Причина заката этой цивилизации до сих пор так и не установлена.
   Согласно одной из последних гипотез,  процветающий Древний мир погубили тектонические подвижки в Гималаях, вызванные мощными землетрясениями, которые в XVII веке до н.э. резко изменили течение Инда и привели к осушению рек Сарасвати и Гхаггар. Часть поселений протоиндийского государства была затоплена, другая, наоборот, осталась без воды и налаженных путей сообщения. Мохеджо-Даро и Хараппа, расположенные на высоких и мощных платформах, оказались защищенными от разрушений. Туда и хлынули вынужденные переселенцы и беженцы.
   Нарушились гармония и постоянство. Поспешно строятся новые дома - уже не из обожженного кирпича (на это нет ни средств, ни времени), а из недолговечного сырца. В остальных жилищах (видимо, для бездомных родственников и друзей) разгораживаются новые комнаты, кое-где прямо посреди улицы ставятся печи для обжига горшков, водопровод и канализация не выдерживают нагрузки и приходят в негодность...
   А не так давно была выдвинута совершенно "безумная" гипотеза: после длительного периода упадка окончательная гибель Мохеджо-Даро наступила вследствие... ядерного взрыва!
   Дело в том, что от всего центра Мохеджо-Даро не осталось камня на камне. От центра к периферии разрушения постепенно уменьшаются (точно так же, как в Хиросиме и Нагасаки после атомной бомбардировки), а среди руин полно кусков зеленого "стекла": это спекшиеся песок и глина. Такое же "стекло" появляется в пустыне штата Невада (США) всякий раз после испытаний ядерного оружия. Анализы показали, что температура в центре города достигала 1600 градусов. Радиоактивность же человеческих останков, обнаруженных в Мохеджо-Даро, превышает норму более чем в 50 раз!
   ...Кстати, в древнеиндийском эпосе "Махабхарата", составленном 3500 лет назад (именно тогда и погиб Мохеджо-Даро), есть такая запись: "Сверкающий снаряд, обладающий сиянием огня, лишенного дыма, был выпущен. Все стороны горизонта покрыл мрак. Пламя, лишенное дыма, расходилось во все стороны... Все стихии пришли в возмущение, и Солнце покинуло свой путь, а Вселенная, опаленная жаром, билась как в лихорадке... Стрела, окутанная молниями и несущаяся вниз с бешеной силой, взорвалась над землей. И взрыв этот был ярок, как десять тысяч Солнц... Все живое погибло. Пища пришла в негодность. У уцелевших людей выпали ногти и волосы..."

Нина Шорская

Комментариев нет:

Отправить комментарий