10 марта 2016 г.

У подножия тайны. Тибет - Кайлас


Гора Кайлас.

Александр Редько

   Ни один самолет никогда не пролетал над этой загадочной горой. Больше того, ни одна космическая станция не смогла сделать ее четких фотоснимков!

"День рождения" горы

   Кайлас - единственная гора, имеющая форму правильной четырехгранной пирамиды, склоны которой ориентированы по сторонам света. Покрытая шапкой вечного льда, она сияет, как огромный кристалл. Окружающие гору скалы причудливого фиолетового цвета напоминают лепестки лотоса. Всего их - восемь. Каждый из склонов горы называют лицом. На закате игра теней создает на поверхности южной стороны Кайласа гигантское  изображение знака свастики - солнцеповорота. Этот древнейший символ Духовной Силы виден за десятки километров! Точно такая же свастика находится на вершине горы. Здесь она образована хребтами Кайласа и руслами истоков великих рек Азии, берущих свое начало на ледниковой шапке горы: Инд - с севера, Карнали (приток Ганга) - с юга, Сатледж - с запада, Брахмапутра - с востока.
   Необычный вид Кайласа, невероятные явления, происходящие в его окрестностях, сделали таинственную гору главным местом паломничества в Азии и священным Центром четырех религий, объединяющих около миллиарда человек.
   Коренной религией этих мест является бон-язычество, которому уже больше девяти тысяч лет. В священных текстах бон сказано, что никогда обычный человек не может подняться на священный Кайлас и узнать тайну связи нашей планеты с Космическим Разумом.
   Действительно, после того, как китайцы открыли Тибет для посещения иностранцами, на Кайлас состоялось несколько европейских, американских и японских экспедиций, оснащенных самыми современными приборами и оборудованием. Однако все участники восхождения умерли мучительной смертью сразу после спуска.


   Поскольку подъем к вершине невозможен еще и из-за категорического запрета на это местных властей, паломники совершают ритуальный круговой обход горы - кору. Такое движение (по кругу вращения Солнца) символизирует причастность верующего к круговороту времени и судьбы. Паломники знают: Кайлас является естественной природной мандалой, медитация у которой приводит к измененному состоянию сознания (трансу, и открывает путь в иные миры.
   Если обойти гору один раз, получишь отпущение всех грехов; если 13 раз - не попадешь в ад в течение пятисот последующих перерождений. А если совершишь ритуальную кору вокруг горы сто восемь раз, вырвешься из круга сансары, из цепи постоянных перерождений и достигнешь просветления Будды.
  
Фото автора.
Известно паломникам и то, что магические силы Кайласа возрастают в 13 раз в день его рождения, который повторяется раз в 60 лет и выпадает на год Водяной Лошади. В этот год можно совершить малую сокровенную - внутреннюю кору всего лишь после однократного обхода горы. Этот редкостный случай представился нам в 2002 году. К нему мы и подгадали большую экспедицию в Тибет.
   Поход за бессмертием и просветлением начинается от маленькой, грязной деревушки Дарчен, лежащей у подножия Кайласа. Быт никогда не интересовал буддистов. Они не цепляются за жизнь на Земле в образе человека. Вырваться из сансары, умереть навсегда - вот то, ради чего они преодолевают тяжелейший путь к священной горе.
   Протяженность большой коры составляет 55 километров. Идет она на высоте 5000-5700 метров, через несколько заснеженных перевалов и бурные потоки рек. Паломники проходят большую кору за сутки, успевая отдать дань всем святым местам и не погибнуть от холода от голода и холода на первом же круге коры. Некоторые повторяют этот обход ежедневно, в течение месяца. Фанатики веры передвигаются ползком. Мы видели пилигримов, которые приползли сюда из Индии, Непала и Бутана, преодолев таким образом Гималайские хребты!

Пророческий сон

   Удивительно, но после тяжелейшего ритуального маршрута мы чувствовали себя помолодевшими лет на десять. Казалось, путь к совершению внутренней коры открыт. Но проводники, заслышав о нашей цели, наотрез отказывались идти в царство "Духов земли".
   И тогда я решил обратиться за помощью в монастырь Гьяндрак, расположенный на высоте 5010 метров с южной стороны Кайласа. Обитель эта, основанная в XIII веке буддистской сектой Каргъюпа, служит перевалочной базой для паломников, приходивших медитировать к горе. Потому обычно здесь живет всего несколько монахов. Да и не каждый выдержит долгое пребывание на пятикилометровой высоте. Лама-наставник монастыря сердечно принял нас.
   Мы рассказали ему о наших экспедициях и исследованиях, о полученных доказательствах того, что Земля - живое и разумное существо.
   Лама согласно кивал:
   - Все так. И Кайлас действительно больше чем просто гора. Это - "ухо" планеты, с помощью которого она общается с мирозданием. Потому-то незваным гостям не дано даже приблизиться к нему. А среди посвященных - лишь тем, у кого "созрела" карма.
   - Но ведь мы совершили ритуальный обход Кайласа, причем в священный для горы год, когда ее благотворное воздействие на карму усиливается в 13 раз! Разве это не дает права на внутреннюю кору к магической трещине-лестнице? - не унимались мы.
   Лама был непреклонен:
   - Вы лишь получили силу, которая остановит обвалы и камнепады, спасет от ядовитого газа сур и, главное, даст вам шанс не умереть там от внезапной старости. Но не отчаивайтесь: вы и сейчас находитесь  в особом месте - здесь каждый сон оказывается явью. Может, кого-то из вас и допустят к "уху" горы. Но помните: дойдет туда лишь тот, кто позван.
   Быстро стемнело. Мы прикорнули возле каменного ложа Будды и задремали под тихое бормотание ламы, читающего молитвы... Голос его постепенно затих. В лицо мне нежно повеял теплый и сладкий ветерок. Сквозь сомкнутые веки в глаза заструилось серебристое сияние. Я увидел себя в каком-то молитвенном зале, а потом услышал голос, который произнес:
   - С тобой будут говорить . Поспеши.
   Я встал, пошел к выходу, шагнул за порог и... провалился в пустоту. Стремительный полет внезапно прервался. Я обнаружил себя стоящим напротив заветной лестницы-трещины. Вход в ее нижнюю часть перекрывался огромным плоским камнем красноватого цвета. На его поверхности сияла двусторонняя свастика - символ эфирного узла, нулевого времени. Перед камнем в позе лотоса неподвижно сидели тринадцать фигур, с головы до пят покрытые золотистыми колеблющимися саванами. Лиц видно не было, и голоса звучали так, будто исходили из глубины трещины:
   - Мы знаем, что ты делог (делог - человек, переживший смерть. - Авт.), потому позволим тебе прикоснуться к Тайне. Готов ли ты ради этой цели пожертвовать частью своего жизненного срока?
   От этих существ исходила такая сила, что рядом с ними все мое тело вибрировало каждой клеточкой... Казалось, я вот-вот распадусь на части и - растворюсь в воздухе...
   - Готов - ответил я - почему-то мысленно. Но они услышали этот ответ.
   - Возвращайся. Остальное сделает тот, кто знает, что делать...
   Очнулся я под пристальным взглядом ламы, продолжавшего бормотать мантры.
   - Почему не сказал, что ты - делог? - Он будто видел тоже, что и я  в своем сне. - В полнолуние каждого месяца высшие ламы пяти монастырей Кайласа поочередно ходят к священной трещине. Завтра иду я. Мне позволено взять тебя с собой. Ты останешься наверху, когда я уйду говорить с "ухом". Но и там ты поймешь многое...
   Как выяснилось, мои спутники во сне тоже совершили каждый свое "путешествие". День прошел в рассказах об этих видениях. На вопрос о причинах такого феномена лама туманно заметил, что мы находимся в "потоках будущего времени, отражающихся от Кайласа".
   На рассвете все вышли по направлению к монастырю Силунг, откуда начнется двадцатипятикилометровый маршрут к "уху" Кайласа.

Тибетский сакральный символ, посвященный первой проповеди Будды. Фото автора.

Смятение в хрональном поле

   5 июня в восемь часов утра мы с ламой вышли из Силунга. Тропа долго шла по скалистым склонам узкого ущелья, на дне которого бурлит река Серлунг-Чу. Идти  приходится все время вверх. В висках начинает стучать кровь. Я стараюсь синхронизировать ее удары, мысленно произнося буддийскую мантру: ом-мани-падме-хум. На каждое слово приходится один шаг, два вдоха-выдоха и - четыре удара сердца. В голове ни единой мысли. Ноги сами обходят валуны и глыбы льда, а взгляд непрерывно цепляется за спину ламы, идущего чуть впереди. Он не останавливается, и я понимаю, что так нужно...
   Впереди возникает скалистая вершина горы Нанди (6000 м). Она - один из восьми "лепестков" гигантского лотоса, сияющей сердцевиной которого является Кайлас. Нам нужно обойти Нанди и войти внутрь "каменного цветка". Что или кто поджидает нас там?
   Бурлящие воды Серлунг-Чу превращаются в пенистый ручей, который раздваивается, охватывая рукавами склоны последней преграды. Слева высятся гладкие крутые стены еще двух "лепестков": горы Гомбо Панг (5695 м) и Титджунг (5875 м). Исток ручья теряется среди обледеневших камней, ущелье между скал становится все Уже. Перевал "Сердунг-Чуксум Ла (5860 м) остается последней преградой между нами и Кайласом.
  Сердце готово разорваться и от физического напряжения, и от волнения  перед ожидающим меня. Последние шаги я делаю в какой-то странной струящейся полупрозрачной пелене... Прохожу сквозь нее с перехваченным дыханием и окончательно остановившемся сердцем... Шаг... Еще один... Вдруг сердце срывается в бешеный галоп. Все во мне будто вскипает. Я ощущаю себя в стремительном падении с отвесной скалы. Ошалевший, бегу с перевала вперед и вниз по склону. Ноги скользят и подкашиваются. Я падаю на колени и медленно поднимаю голову. Фантастическая картина заставляет зачарованно замереть: прямо передо мной, всего в нескольких сотнях метров, гигантской красновато-бурой стеной высится "тело" Кайласа. Упираюсь ладонями в землю, пытаюсь подняться и - замираю от пронзившего страха и трепета: руки явственно ощущают могучую пульсацию, исходящую из недр Земли. Пульсация медленна и ритмична. Как-будто бьется чье-то огромное сердце...
   Взгляд случайно падает  на циферблат хронометра, и я цепенею: минутная стрелка бежит по кругу, будто секундная, а показания в окошечке с днями недели меняются со скоростью электросчетчика. Всем телом я ощущаю какие-то вибрации, пронизывающие меня буквально от головы до пят. Я растерян... Испуган... Я - в трансе. Спасительное успокоение приходит только тогда, когда рука ламы ложится на мое плечо.
   - Мы - в хрональном поле. Здесь потоки времени гораздо плотнее привычных твоему телу, потому ты ощущаешь их. Взгляни сюда.
   Почему я раньше не увидел шеренгу из тринадцати высоких могильных ступ (трумов), точно таких, как в моем сне?
   - Это святилище Дригунг Кагуйчортен. Здесь находятся нетленные мощи великих святых. Дух же их - там, - лама показал на Кайлас.
   То, что издали выглядело лестницей, оказалось гигантской вертикальной щелью шириной у основания не меньше ста метров. Глвз проникал в глубину этого исполинского туннеля всего на какой-то десяток метров. Дальше - непроглядная тьма, из мрака которой исходит ледяной холод и низкий вибрирующий гул, ощущаемый не только ушами, сколько телом. У входа в щель 0 камень с выбитым на нем магическим рисунком.
   - Это Дьюкьи-Кхорло или Калачакра, - пояснил лама. - Природная мандала изображает круг Вечного Времени.  Тайный смысл ее был открыт людям в глубокой древности. Толкование содержится в первом из двадцати томов Тантры Ганджура. Здесь она указывает на место, где на нашей планете встречаются два Божественных  Потока, дающих жизнь всему сущему во Вселенной. Мы их называем Время Прошлое и Время Будущее.


Фото автора.

   В середине мандалы я различил уже знакомый рисунок: это была двусторонняя свастика из сна!
   - Человечество ищет контакт с иными формами разума, предполагая, что те, другие, в целом похожи на нас, - снова заговорил лама. - На самом деле в окружающем мире нет ничего, что не являлось бы не живым и не мыслящим. В "Рамаяме" (древнеиндийский эпос. - Авт.) сказано: "На каждом волоске тела Рамы находится множество миров - таких, как наш" Даже эти камни, что у тебя под ногами,  - живые клеточки нашей планеты, но волны их  "сознания" не могут пересекаться с вибрациями нашего мозга. Однако есть то, что объединяет все неисчислимое многообразие разумной жизни Мироздания, что дает нам энергию жить. Это - Время. Теперь мне пора идти.

Парение

   Лама подвел меня к узкой расщелине между двух больших плоских камней и велел ждать. Из складок своего халата он достал тифилин - старинное приспособление для медитации и вхождения в измененное состояние  сознания. Небольшой цилиндрик из кожи с помощью двух ремешков закрепляется на лбу так, что его ось совпадает с проекцией "третьего глаза". Внутрь цилиндрика вкладывается свиток из туго скрученного в рулон пергамента, на который нанесены мантры. Надев тифилин, лама сел между отшлифованными до блеска камнями и погрузился а медитацию. Спустя время произошло то, что иначе как чудом не назовешь: лама раздвоился... Один остался сидеть в позе лотоса на прежнем месте, а второй, на вид такой же плотный и реальный, отделился от первого и пошел вперед по направлению к щели Кайласа. Казалось, он не шел, а парил, чуть касаясь ногами ледяных глыб... Его фигура становилась все меньше и вскоре исчезла во мраке таинственной трещины.
   Я с опаской приблизился к сидящему телу и прикоснулся к нему. оно было сковано оцепенением. В растерянности я сел за спиной ламы. Тотчас давящий гул словно железным обручем сжал голову. Навалилась пустота, в которой через несколько мгновений зазвучали обрывочные, наслаивающиеся друг на друга голоса, словно я подключился к испорченной телефонной станции. Потом я почувствовал, что отрываюсь от земли и плавно устремляюсь ввысь. Впрочем, вполне возможно, что "улетало" мое сознание, оставив на пустынном плато оцепеневшее тело.
   Подо мной простиралось Тибетское плато, окруженное с юго-запада тысячекилометровой изогнутой стеной Гималайского хребта, а с северо-востока - дугой хребтов Кунь-Луня, Алтын-Тага и Нянь-Шаня.
   Я увидел, что Кайлас - вовсе не гора, а громадный природный октаэдр - две гигантские пирамиды, соединенные плоскими основаниями. Над плато поднимается верхняя пирамида, которую мы и называем Кайласом. Вторая, точно такая же, - острием уходит в глубь Земли. Я видел, как к устремленной в небо вершине Кайласа из космоса стягивается гигантский поток энергии (я почему-то знал, что это именно она), который, стекая по его граням "разбивается" об окружающие гору скалы-лепестки и, словно брызги воды, рассеивается в пространстве, "оседая" на вершинах двадцати  гор-пятитысячников, кольцом окружающих  Кайлас и расположенных от него всего в пяти километрах. Завораживающее зрелище...
   Внезапно я ощутил сильный толчок. Видение исчезло. Я открыл глаза и увидел ламу, теребившего меня за плечо.
   - Ты очень сильно рисковал. Медитация между этими камнями приводит к измененному состоянию сознания, тонкое тело отделяется от материального. С потоками будущего времени тонкое тело может проникать в нижний мир, к мыслящему веществу планеты. Там был сейчас и я. Твое тонкое тело было унесено потоками прошлого времени в мир, который мы называем верхним. Для неподготовленного такое путешествие очень опасно. Высоко над Тибетским плато происходит своеобразное разделение временного потока на прошлое и будущее. Здесь же образуется гиперпространственный туннель, воронка, через которую твое тонкое тело могло проникнуть в параллельные  пространства другой Вселенной. Вряд ли ты самостоятельно смог бы вернуться назад... Многие "умирают"  таким путем, но в отличие от тебя они знают, что делают.
   Только теперь я вдруг заметил вокруг тела ламы какую-то светящуюся оболочку.
   - Не волнуйся. Со мной все в порядке, - сказал он, заметив мой удивленный взгляд. - Просто, побывав в хрональном поле, ты стал видеть ауру человека. С тобой произошло кое-что поважнее...

Правда об утраченном времени

   - Твой организм, - продолжал лама, - теперь подвержен так называемой хрональной болезни. Время от времени ты будешь как бы выпадать из обычной жизни, иногда на несколько суток. Ты не сможешь двигаться, твое дыхание сделается незаметным, ты потеряешь сознание. Предупреди об этом близких. Иначе они подумают, что ты умер, и похоронят, вместо того чтобы просто дать отлежаться несколько дней.
   Тогда под впечатлением пережитого я пропустил его слова мимо ушей.
   Обратный участок внутренней коры шел вдоль стены восточного глетчера и был более легким. Мы задержались у двух круглых ледниковых озер, лежащих неподалеку друг от друга. Вода одного из них - Капала Тцо - была непроницаемо черной, а в Кавала Тцо - белой, как молоко.
   - Воды этих озер настолько перенасыщены информацией, что их называют Океанами Мудрости, - сказал лама. - Белое, которое мы называем Дурги, хранит светлые знания, а черное, которое здесь называют Ракта, хранит то, о чем лучше не знать. К счастью, воду ни из одного озера нельзя зачерпнуть: она пребывает в необычном состоянии  и похожа на жидкую резину.
   Оставшиеся ждать в монастыре Силунг спутники встретили нас недоуменными вопросами:
   - Что случилось? Почему вы не пошли к горе?
   Им показалось, что мы отсутствовали всего три часа. И тогда я взглянул на свой хронометр. Стрелки показывали шесть часов вечера и - 19 июня! Выходит, мы странствовали четырнадцать дней! Даже если мои часы сломались, отросшая борода была никак не меньше двухнедельной "выдержки".
   - Тебя предупреждали, что за близость к Кайласу придется пожертвовать частью своего срока на земле, - сказал лама.
   - А я и не жалею об этом, - ответил я. И тут же вспомнил потрясшую меня картину, увиденную в состоянии транса у подножия Кайласа: гигантский поток энергии, текущий сквозь меня из неведомых глубин Мироздания. Ей-богу, это стоит пятнадцати дней жизни!

Шива Тцал (5330 м). Место символической смерти. Здесь паломники выбивают и оставляют свои зубы, вырывают пучки волос и пускают на камни кровь. Фото автора.

______________


Комментариев нет:

Отправить комментарий