23 февраля 2016 г.

Пять путешествий Пржевальского

Рис. Л. Хайлова

Лев Разгон

Главы из книги "Открыватели"

   Усадьба "Отрадное" в Смоленской губернии, где 31 марта 1839 года родился Николай Михайлович Пржевальский, ничем не напоминала "дворянские гнезда", описанные в романах знаменитых русских писателей. Маленькая, бедная, без огромного дома с колоннами, без клумб, оранжерей, служб. Отец - отставной военный с очень небольшим достатком - умер, когда Николаю было всего семь лет. Домом с воспитанием детей занималась мать - красивая, волевая, умная, с решительным характером. Да еще няня Макарьевна, которая пользовалась в семье не меньшим авторитетом и диктаторскими правами. Всю жизнь Пржевальский ее любил преданно и верно.
   Огромный сад в "Отрадном" сливался с лесом - необозримым смоленским лесом, где полно птиц и зверей, где можно бродить сутками, не встретив ни одного человека. Лес и стал главным в жизни маленького Николая. Книг в "Отрадном" нет, никто не заставляет сидеть за ними. Нет ни учителей, ни гувернанток, никому нет дела до того, как он одет, куда ходит. И никто не запрещает в любую погоду бродить часами, а то целыми днями по лесу.
   Сделал лук и стрелы, научился охотиться, а когда ему исполнилось двенадцать лет, дядя подарил ружье. И стал Коля Пржевальский неутомимым охотником.

   Пржевальский не только знал, что он хочет, но знал и кем он обязательно будет. Путешественником. Больше того, знал, где он будет путешествовать. Только на Востоке. Только в Азии.
  
   ...Испытание пустыней было для Пржевальского и его отряда совершенно новым и непривычным. Гоби и Монголия ничем не напоминали забайкальские степи с их богатейшей растительностью, неистощимой живностью. Охотиться тут было не на кого. Пользоваться приходилось продуктами, которые взяли с собой. На путешественников обрушились песчаные бури. Дневная жара, от которой негде было укрыться, сменялась такими ночными холодами, что замерзала вода. Там, где по рассказам проводников были колодцы, их не находили, или они оказывались совершенно сухими. Случались дни, когда на всю экспедицию оставалась половина ведра воды, а то и вовсе несколько стаканов. Пить давали по одному глотку...

    Из привезенных коллекций Русское географическое общество устроило выставку, на которую стекался "весь город". Даже царь полюбопытствовал - явился и высказал одобрение. В Соляном городе - районе Петербурга, где помещался главный лекционный зал столицы, - лекции Пржевальского о его путешествии собирали тысячи людей. Пржевальский, получивший очередной чин подполковника, теперь стал гордостью Генерального штаба, где он числился. Офицеры Генштаба собрали тысячу рублей и заказали для Пржевальского в Лондоне оружейной фирме "Ланкастер" охотничий штуцер, каких было в Европе только три штуки...

   "Один Пржевальский или один Стенли стоят десятка учебных заведений и сотни хороших книг. Их идейность, благородное честолюбие, имеющее в основе честь родины и науки, их упорство, никакими лишениями, опасностями и искушениями личного счастья непобедимое, стремление к раз намеченной цели, богатство их знаний и трудолюбие, привычка к зною, к голоду, к тоске по родине, к изнурительным лихорадкам, их фантастическая вера в христианскую цивилизацию и в науку делают их в глазах народа подвижниками, олицетворяющими высшую нравственную силу. А где эта сила, перестав быть отвлеченным понятием, олицетворяется одним или десятком живых людей, там и могучая школа"...

    ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ     

  

Комментариев нет:

Отправить комментарий